понедельник, 30 мая 2011 г.

демонстрации 70-х































Так выглядели ноябрьские/майские демонстрации трудящихся не только в Витебске. Так было повсеместно. Зашитые в раскрашенную фанеру автомобили, похожие на катафалки. Массовые движения знаменосцев. Как в какой-нибудь Северной Корее. Огромное количество художников разрисовывало это массовое безумство. Должно быть, хорошие денежки за это платили...

понедельник, 23 мая 2011 г.

"Алые паруса" над Витебщиной





Как известно, самый маленький город Витебщины – Дисна. Там живёт всего-то две тысячи белорусов. Изначально город именовался Копец-городок. Не потому, что всем жителям города рано или поздно наступал «копец». И даже не оттого, что этим словцом запросто мог окрестить городок какой-нибудь проезжий. Копец – от слова «копать».
После Копец переименовали в Старую крепость. Это Стефан Баторий выстроил здесь укрепление, после того как Иоанн Васильеффич ( тот, который Грозный) взял Полоцк.
Но не историческое прошлое славного города Дисна интересует нас в данном очерке. Вспомним о городке лишь как о месте рождения Стефана Евсеевича Гриневского – отца известного писателя Александра Грина. Стало быть, будем помнить о витебских корнях знаменитого автора «Алых парусов»!

вторник, 10 мая 2011 г.

ЦЕНА ПОБЕДЫ: ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ




Накануне Дня Победы произошло событие, которое осталось незамеченным широкой общественностью. Речь идёт о беспрецедентной защите известным историком Александровым докторской диссертации в Санкт-Петербургском институте истории РАН на тему о генерале Власове…
Так незаметно в наши головы подкладывают темы для рассуждений: а что такого особенного в поступке Власова? Быть может, это и не предательство вовсе…


Власов – предатель. Это нужно повторять при каждом упоминании этого имени.

Нужно ли поэтизировать предательство? Стоит ли упоминать имена отступников? Не кощунство ли – защищать подобные диссертации и создавать памятники изменникам Родины?


Цена Победы: «Я – генерал Власов»…

Из нескольких десятков работ витебского скульптора Александра Николаевича Гвоздикова, скульптура «Я – генерал Власов» резко выделяется. Она обжигает взгляд и вгрызается в сознание. Заставляет «примерить ситуацию на себя», не оставляет равнодушным.

Небрежный отворот головы: то ли от презрения, то ли от стыда. Круглые очки лишь усиливают невыразительность непроницаемого лица. Руки подняты невысоко, как бы нехотя. Пальцы коряво согнуты…

Власов запечатлен ещё в форменной одежде. Если мысленно убрать знаки отличия, стало бы непонятно, кому сдаётся генерал: немцам или красноармейцам. Художник умышленно изобразил советские ромбы на гимнастерке и шинели. Стало быть, мы наблюдаем за Власовым глазами завоевателей…

Окидывая мастерскую Гвоздикова, замечаю довольно увесистую книгу «Власов». Сразу же задаю скульптору вопрос с подвохом.

Уважаемый Александр Николаевич, разве художнику для того, чтобы изобразить «кучу навоза», недостаточно использовать один лишь «коричневый» цвет, не вдаваясь в оттенки?

– Вряд ли предложенная трактовка уместна, применительно к данной работе. Это –
сюжет, небольшой трагический рассказ посредством скульптуры. Задача художника в том, чтобы многосторонне изучить натуру. Андрей Андреевич Власов, безусловно, сдался в плен немецкой армии и тем самым совершил предательство – такое не прощают. Но в плену он создал Русскую освободительную армию. Предатель он был для большевиков, но себя считал верным русским людям…

(перебиваю) Стало быть, в то время, как все русские люди воевали с захватчиками, Власов, бросив своих солдат, вдруг кинулся «бороться с большевиками»?

– Не обеляя то, что не нужно обелять, замечу, что Власов явился заложником генеральских интриг и игр внутри Ставки. Хитросплетения из малодушия и подлости Мерецкова и Хозина. Мы знаем лишь советскую, подчеркиваю, вариацию изложения имевшего место события. А его просто подставили. Всё не так просто, не одной краской, говоря твоими словами. Тупиковая ситуация, в которой…

(снова перебиваю) … в которой Генерал Ефремов предпочёл застрелиться, генерал Лизюков пошёл в обреченную атаку…

– Да, об этом можно говорить на повышенных тонах. Мы обязаны Власову победой под Москвой. Его называли не иначе как «спасителем Москвы»! «Сталинский полководец». Лишь позднее его заслуги были вычеркнуты, переписаны, подменены.

А Иуда был учеником Христа, может и в этом сюжете всё «не так однозначно»?…

– Повторюсь, я не старался сделать памятник Власову. Я вылепил сюжет. Явление. Ситуацию. Задача художника в том, чтобы заставить людей задуматься. И мы с Вами сейчас сместились в сторону, далёкую от искусства. Мы выхватили одну скульптуру из композиционной группы. Вглядитесь внимательно. Это цикл работ «Цена победы». Вот мать, стоя на коленях, защищает своих детей. Вот молоденький солдат роняет «трёхлинейку», крича-сипя: «Ма-ма!»… Дальше скульптура «За здоровье товарища Сталина!». Гранёный стакан единственной рукой поднимает … безногий инвалид-фронтовик, на доске-каталке. Ещё молодой, орденоносец… Вот мальчуган писает на груду трофейного оружия. Именуется работа «Апофеоз войны». Среди них и Власов…
Теперь окиньте эти работы общим взглядом, целиком. Всё это, – подвиги, трагедии и предательства, – цена нашей Победы.


Дмитрий Рубаник

LinkWithin

Related Posts with Thumbnails